Благотворительный Фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны
English  
Вензель Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны
    Благотворительный Фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны      
Портрет Великой Княгини Ольги Александровны - дочери Императора Александра III  
На Главную страницуОтправить сообщение
О ФондеПредседательВеликая КнягиняПрессаПожертвованияАрхивИздания
Девиз Великой Княгини Ольги Александровны  "Быть, а не казаться!"
Фото
Видео
Аудио

 

Андрей Юрьевич Хвалин

 

Расхитители гробниц.

Часть 1.

 

Времени конца не знает никто. Но признаки последних времен видны невооруженным взглядом. Пастыри после исповеди скорбят: стон стоит на Руси. Афонские монахи замечают, как из года в год все больше остается масла для неугасимой лампады: сворачивается свиток жизни. Духовнозоркие понимают: «Царское Дело» об убийстве Августейшей Семьи Российского Императора Николая Второго – признак наших последних времен. Ученые бьют тревогу: клипизация массового сознания разрушает духовное единство нации. Чем дальше человек от Бога и Церкви, тем больше он беззащитен перед лжеучителями с их обольстительными баснями. Но рыкающему льву (1 Пет. 5:8) надо прельстить и избранных, в чьих руках судьба Церкви и государства. И в миру, и в церковном народе через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей (1Тим. 4:2.), распространяется хула и ложь на Христа и на Его святых Царственных страстотерпцев.

Для оправдания подлога с т.н. «екатеринбургскими останками» ныне хотят использовать авторитет Русской Православной Церкви. Лжесловесники и гробокопатели стремятся внести раскол и смуту в храмовую ограду. Под отвлекающую болтовню журналистов о новых исследованиях (до сих пор неизвестно точно – каких?), о церковной комиссии (состав которой скрыт), о «царских мощах» и «останках бедных детей», хранящихся в архиве, готовится новое кощунство с заранее определенным результатом. Антигосударственная и антицерковная группа Соловьева-Мироненко-Вилинбахова-Рогаева и иже с ними пустится во все тяжкие, чтобы сохранить тайну Поросенкова Лога. Для них – это вопрос жизни и смерти – профессиональной, общественной, физической, вечной. Их товарищ Гелий Рябов, через которого трупный яд Поросенкова Лога вошел в мир, этот бренный мир недавно покинул и мог бы рассказать о Божием Суде. Но разве люди, сожженные в совести своей, прислушаются к живым и мертвым? «Не время ль оглядеть в упор,// Что это были за персоны?»1 . И что за силы кровно заинтересованы в пролонгации обмана?

Как бы там ни было, но пока следователя Следственного комитета России В.Н. Соловьева не отстранят от уголовного дела по идентификации т.н. «екатеринбургских останков», а новый следователь не поставит перед группой новых экспертов, пользующихся авторитетом в Церкви и международном научном сообществе, дополнительных вопросов, которые отметало прежнее следствие, до тех пор будет выходить прежняя гадость – «шизофрения, как и было сказано» (М. Булгаков). Беда даже не в том, что лжесловесники, как и поэт Рюхин, не верят ни во что из того, что сами пишут, беда для них в том, что им уже не верит ни английская королева, ни президент нашей страны, от одного которого зависит прекращение подлога, а сроки знает только Бог.

Верные делу Ленина и Свердлова.

Придя к власти и злодейски растерзав Царскую Семью, большевики не просто отделили Церковь от государства, они полностью обокрали ее и распределили богатства между разными комиссариатами. Огромные ценности, имеющие религиозное значение, перешли под охрану музейного сообщества. Смысл был не в культурном просвещении народа или в антирелигиозной пропаганде. По распоряжению вождей нового безбожного российского государства верхушка музейной корпорации выступает как охранники плененных православных святынь.

Кому повезло, тот видел в российских музеях эти потаенные комнаты, наполненные культовыми предметами разных религий. Поэтому главари музейной корпорации сегодня так яростно не хотят отдавать Русской Православной Церкви Исаакиевский или Петропавловский соборы. Дело не в рядовых работниках государственных музеев – Церковь их не увольняет и музеев не закрывает, как это видно в Свято-Троицкой Лавре или Ипатьевском монастыре, и более того – создает новые церковные общедоступные музеи. Борьба разворачивается за власть и деньги.

В современном мире музеи являются помимо прочего частью т.н. международного культурного туризма. Шумиха, поднятая в СМИ вокруг лже-царских останков и их перезахоронении в соборе Петропавловской крепости, вне зависимости от результатов любых экспертиз и установления истины только на руку музейному истеблишменту Санкт-Петербурга и аффилированным с ним московским чиновникам.

После свершившегося подлога разномастные энциклопедии, книги и красочные альбомы рассказывали о Екатерининском приделе и об упокоившихся там якобы «останках Царской Семьи», приглашая туристов посетить Петропавловский собор с экскурсиями. Дирекцию СПб ГБУК «Государственный музей истории Санкт-Петербурга», в чьем ведении находится Петропавловский собор, в меньшей степени волнуют чувства верующих, которые наотрез отказываются совершать паломничества и молиться у лже-мощей, как впрочем, православные не хотят посещать лже-могилы Царской Семьи в Поросеноковом Логе. Главное для дирекции музея, чтобы продолжалась череда перезахоронений, начатая с переноса останков Великого Князя Владимира Кирилловича, а затем и его супруги в Великокняжескую усыпальницу Петропавловского собора. Напомню, что петербургских музейщиков объявили закоперщиками перезахоронения Императрицы Марии Феодоровны якобы на основании ее завещания, которого в природе не существовало. В принципе музейщикам выгоден любой всплеск общественного интереса к их учреждениям, а тем более – имеющий международный резонанс, как это происходит с делом о т.н. «екатеринбургских останках».

Музеи играют видную роль не только в международном культурном обмене, но и в процессах перемещений культурных ценностей между странами. В этих ценностях воплощены не просто достижения мирового искусства, но и итоги войн, побед и поражений великих империй. Конфликт, возникший вокруг музейной экспозиции скифского золота, вывезенного в Европу, это – духовная брань за реальную власть в Крыму. Сюда же можно отнести и ситуации, возникшие вокруг Исаакиевского собора, Петропавловской крепости, Эрмитажа. Кстати, проверка, проведенная Счетной палатой в Государственном Эрмитаже, выявила многочисленные нарушения, в том числе законов о ввозе и вывозе культурных ценностей за рубеж. Желающие могут познакомиться с Бюллетенем Счетной палаты «О результатах проверки в Государственном Эрмитаже полноты поступления, целевого и эффективного использования средств федерального бюджета»2 . Из этого и аналогичных документов можно составить представление о масштабах денежных сумм и культурных ценностей, находящихся пока во власти могущественного музейного клана Санкт-Петербурга.

Одно из ключевых послушаний в этой своеобразной «музейной ложе» несет Г.В. Вилинбахов – заместитель генерального директора по научной работе Эрмитажа, Государственный герольдмейстер Российской Федерации, профессор Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени А. Л. Штиглица, доктор исторических наук. Он – непременный участник «парада перезахоронений», член и нынешней межведомственной рабочей группы по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением находящихся в Государственном архиве Российской Федерации останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых, как гласит официальный документ3.

Информация, выпускаемая с 1998 года под брендами крупнейших питерских (а значит – российских и мировых!) музеев, формирует у миллионов посетителей со всей планеты ложное представление об убийстве Царской Семьи и судьбе их останков. Специальные пропагандистские подразделения, созданные в штатных структурах музеев, тиражируют идейные смыслы антигосударственного и антицерковного характера, не ими даже созданные. Более того, сотрудники музеев, например, Эрмитажа организуют и проводят тонкие идеологические диверсии, направленные на дискредитацию одной из базисных скреп общенародного менталитета – победы в Великой Отечественной войне. Это происходит на фоне идущих с запада попыток пересмотра итогов Второй мировой войны. Так, в 2008 году в издательстве Государственного Эрмитажа по решению Редакционно-издательского совета выходит книга Н.Н. Никулина «Воспоминания о войне». Идея ее выпуска, как и всей серии, принадлежит Г.В. Вилинбахову, М.С. Глинке, М.Б. Пиотровскому. Вся тонкость интриги заключалась в том, что мемуары основаны на воспоминаниях молодого человека, начавшего войну солдатом, а закончившего сержантом. Первая попытка их легализации относится к 1975 году, т.е. к 30-летию Победы. И вот второй, «удачный» заход на цель. Книга выходит в издательстве ведущего российского государственного музея. Но к тому моменту Николай Николаевич Никулин - уже профессор, член-корреспондент Российской академии художеств, ведущий научный сотрудник и член Учёного совета Эрмитажа, специалист по живописи Северного Возрождения, искусствовед с мировым именем. Таким образом, к его мнению прислушиваются, он ведущий специалист, правда, не в области военного дела. Но ведь и книга предназначена в первую очередь для любителей искусства, для посетителей Эрмитажа, ее можно распространять через музейную книготорговую сеть по всей России и даже отправлять за рубеж, тем более что открывается она вступлением директора Эрмитажа М.Б. Пиотровского. Так всеваются в сердца простых людей семена лжи и обмана, ненависти к прошлому нашей страны.

Сам автор так охарактеризовал свои военные воспоминания: «Мои записки не предназначались для публикации, – писал Н.Н. Никулин. – Это лишь попытка освободиться от прошлого: подобно тому, как в западных странах люди идут к психоаналитику, выкладывают ему свои беспокойства, свои заботы, свои тайны в надежде исцелиться и обрести покой, я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний. <…> Война была пережита мною почти в детском возрасте, при полном отсутствии жизненного опыта, знания людей, при полном отсутствии защитных реакций или иммунитета от ударов судьбы». Естественно, что личные записки, имевшие, прежде всего психотерапевтический эффект, полны физиологических деталей, т.н. «окопной правды». Воспоминания Н.Н. Никулина на свет Божий в самый канун смерти автора (он умрет через год, в 2009-м) вытаскивают авторы «идеи серии Хранитель» - Вилинбахов, Глинка и Пиотровский, потому что записки здорово ложатся в общий либеральный тренд – оплакивая крокодиловыми слезами гибель молоденьких солдатиков, обвинить во всех смертных грехах руководство страны, генералитет и офицерский корпус, что абсолютно не соответствует действительности. Вызванная публикацией книги смута в читательских головах, длится до сей поры, и легко прослеживается по интернету. В нее включились и политические партии4.

Читатели абсолютно справедливо проводят параллели с книгой В.П. Астафьева «Прокляты и убиты». Большого русского писателя Виктора Петровича Астафьева сломали обнародованием личной переписки с провокатором Н. Эйдельманом. Сначала В.П. Астафьева обвинили в антисемитизме, потом посулили Нобелевскую премию по литературе, затем поманили членством в Римском клубе. И готово – бывший рядовой Астафьев в «Проклятых и убитых» сделал «открытие» мирового масштаба, что война – это плохо, на ней генералы жируют, а молодые солдатушки-ребятушки гибнут в крови и дерьме. Такой же «окопный» взгляд на Великую Отечественную войну утверждает и тонкий знаток западноевропейского искусства Н.Н. Никулин. Но эка невидаль! Судя по реакции читателей, в 2008 году этим уже никого не удивишь: все пацифисты, рядовые, сержанты и их заботливые матери обеими руками за «окопную правду». А вот начиная с лейтенанта или даже старшины, например Васькова из фильма «Зори здесь тихие», открывается другая правда – отделение приходится посылать и в разведку, и в арьергард, чтобы выжил взвод – другие молоденькие мальчики, которых дома ждут матери. На настоящей войне есть правда тактическая, стратегическая, политическая, государственная и, наконец, Божия…

Реальный маршал Жуков понимает: рано брать Берлин, солдаты вымотались, тылы отстали, нужна передышка. А Главнокомандующий народом И.В. Сталин торопит: не возьмем Берлин прежде союзников, упустим плоды великой Победы. И оба делают всё, чтобы победить, как можно меньшей солдатской кровью. Документы свидетельствуют: маршал Г.К. Жуков неоднократно обращался к подчиненным ему генералам с решительным требованием беречь солдат5. И в этом заключается Божия правда о русской победе над мощным и сильным врагом. Только отделив, сначала мистически, а затем и физически, главу единого народного тела от самого народа, командующего армией от его солдат, Патриарха от паствы можно временно покорить Россию. Никулинские, как и астафьевские писания, интересны идеологическим интриганам отнюдь не только их «экскрементами духа». Главное, как всегда на поле боя в другом – «выбить» командиров, превратить русскую армию, наш народ в стадо баранов, которому навязать сначала чуждые идеи, а затем дать и новых вождей.

Скажите на милость, откуда у двадцатилетнего паренька, одетого в форму Красной Армии, такие мысли и в чем здесь терапевтический эффект? Сочинитель широко разпропагандированных «авторами идеи» их публикации Вилинбаховым, Глинкой и Пиотровским воспоминаний о войне Н.Н. Никулин пишет:

«Из открытого джипа пружинисто выскочил маршал Жуков — восемьдесят килограммов тренированных мышц и нервов. Сгусток энергии. Идеальный, блестяще отлаженный механизм военной мысли! Тысячи безошибочных стратегических решений молниеносно циркулировали в его мозгу. Охват — захват! Окружение — разгром! Клещи — марш-бросок! 1,5 тысячи танков направо! 2 тысячи самолетов налево! Чтобы взять город надо «задействовать» 200 тысяч солдат! Он мог тотчас же назвать цифры наших потерь и потерь противника в любой предполагаемой операции. Он мог без сомнений и размышлений послать миллион-другой на смерть. Он был военачальником нового типа: гробил людей без числа, но почти всегда добивался победных результатов. Наши великие полководцы старого типа еще лучше умели гробить миллионы, однако не особенно думали о том, что из этого выйдет, так как просто не очень умели думать»6.

Данный текст, как говорят в определенных литературоведческих кругах, это – хохма. Складывается впечатление, что бывший сержант, а впоследствии тонкий знаток живописи Северного Возрождения разрабатывал за одним штабным столом с маршалом Г.К. Жуковым планы стратегических операций. В результате тесного общения с великим маршалом военный гений Н.Н. Никулина так воссиял, что бывший сержант отказал всем скопом русским полководцам прошлого в умении думать. Не стану гадать: сам ли член Учёного совета Эрмитажа додумался до таких перлов или ему руководство подсказало, а потом уж «пошла писать губерния». Как были, например, свои «авторы идеи» и у рыбаковских «Детей Арбата», и у ивановского «Судного дня»… Но по прошествии времени, когда схлынет политическая пена, у таких опусов и их авторов одна судьба – sic transit Gloria mundi.

Такие нравы царят в верхах музейного сообщества Санкт-Петербурга. Не будем отвлекаться на частности и множить случаи. В общем, картина ясна: вожди питерских музейщиков, верные ленинцы, воспитанные под залпы революционной «Авроры», стремятся сохранить власть и над царскими могилами, и над церковными соборами, что является общенациональным достоянием. В начале ХХ века, перед революцией их предшественники-интеллигенты говорили: «В России два царя – Николай Второй и Лев Толстой». Дом и царство разделилось само в себе, и Россия не устояла. Чтобы ситуация не повторилась, надо убрать средостенье между верховной властью и народом. Кровной частью этого средостенья, «толпой стоящего у трона», является нынешняя музейная знать. Она намертво сплелась с учеными, чиновниками, политиками, банкирами, юристами, журналистами, создавшими и продвигавшими подлог с т.н. «екатеринбургскими останками». Если положение не изменится, то гробокопатели и расхитители царских гробниц продолжат свое черное дело.

Лара Крофт и Владимир Соловьев, следователь.

Мировая слава, Gloria mundi, проще говоря, по-латыни, американской киношной расхитительницы гробниц Лары Крофт не дает покоя российскому следователю-криминалисту В.Н. Соловьеву. Четверть века он приставлен к т.н. «екатеринбургским останкам» из Поросенкова Лога. Все это время, с перерывами на отдых, когда уголовное дело периодически закрывалось, следователь пытается доказать недоказуемое, что екатеринбургские косточки безвестных мучеников – это останки членов Царской Семьи. Ему бы просто, без разных экспертиз верить, как делал его друг, ныне покойный сценарист и певец «рожденной революцией» советской милиции Гелий Рябов, заваривший эту «кашу». Но следователь В.Н. Соловьев упорно хочет поверить «юридической алгеброй» не только «государственную гармонию», но и «церковную симфонию». Проще говоря, как только ситуация в стране и мире обостряется, тут же искусственно возбуждается интерес к т.н. «екатеринбургским останкам». И криминалист В.Н. Соловьев с заединщиками в первых рядах досадителей Патриарху и Президенту. Как будто у них нет других дел?!

Кстати, интересно, что в политическом жаргоне народовольцев середины XIX века, из среды которых вышел цареубийца Александр Ульянов, родной брат цареубийцы Владимира Ленина (Ульянова), выражение «варить кашу» имело и политический смысл. Действие, например, самой известной пьесы Н.Г. Чернышевского «Мастерица варить кашу» происходит «около 1856 года на очень скромной, почти бедной даче неподалеку от Москвы». В пьесе возникает аллегория политических отношений в современном Чернышевскому обществе. Помимо героев, олицетворяющих «власть», «народ», «разночинцев», «официальную историографию» автор рисует яркий психологический портрет одного из главных персонажей пьесы, который полностью совпадает с политической ролью либералов в русском обществе начала второй половины XIX века.

Жизненный путь самого Чернышевского удивительно похож на пережитое Достоевским и Тихомировым. Разойдясь с народниками и революционерами, назвав марксовский «Капитал» «сентиментальной водицей», Чернышевский вернулся домой в Саратов после ссылки и вскоре тихо отошел ко Господу под монашескую молитву. За день или два до смерти, он заявил желание исповедаться и приобщиться Святых Таин. Отпевание прошло в местной приходской Сергиевской церкви, при которой некогда служил и его отец, протоиерей Гавриил Чернышевский. В последний путь писателя провожало священство и архиерейский хор кафедрального собора. Жена, Ольга Сократовна, сделала вклады в монастырь на помин души мужа и заказывала сорокоусты. Трудная жизнь, глубокие заблуждения, но светлый оптимистический финал, дающий надежду, что многомилостивый Господь даровал прощение и спасение одному из блудных Своих рабов – Николаю Гавриловичу Чернышевскому. Искренне жаль, если не успел покаяться перед смертью Гелий Рябов. Успеет ли следователь В.Н. Соловьев? Желаю ему это сделать не на смертном одре, а хотя бы до того момента, как его отстранят от ведения уголовного дела по идентификации т.н. «екатеринбургских останков».

Пока же В.Н. Соловьев представил в правительственную Межведомственную группу наряду с другими экспертизами «Заключение о возможности захоронения останков цесаревича Алексея Николаевича (Романова) и великой княжны Марии Николаевны (Романовой) в Петропавловском соборе г. Санкт-Петербурга» от 7-го сентября 2015 года за своей подписью и подписью руководителя Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации генерал-лейтенанта юстиции А.А. Иванова. Об этой Записке и других заключениях, данных экспертами, поговорим немного подробнее ниже. Пока же отметим факт, явно бросающийся в глаза: все материалы, переданные группой экспертов и криминалистами в Межведомственную группу, однозначно настаивали на скорейшем перезахоронении мнимых останков Цесаревича Алексия и Великой Княжны Марии к т.н. «екатеринбургским останкам» в Петропавловский собор. Определили и дату – 18 октября 2015 года. Но Бог судил иначе…

В связи с Обращением Святейшего Патриарха Кирилла к председателю Правительства Д.А. Медведеву было решено провести дополнительные идентификационные исследования, поэтому вновь открыли уголовное дело с тремя шестерками в порядковом номере. Поначалу хотели быстро управиться меньше, чем за месяц и успеть к намеченному сроку. Но сразу что-то пошло не так.

После того, как из Екатерининского придела Петропавловского собора в среду, 23 сентября 2015 года под наблюдением членов Церковной комиссии вынесли эксгумированные образцы лже-царских останков, приписываемые Государю Николаю Второму и Императрице Александре Феодоровне, в «Государственном музее истории Санкт-Петербурга» (Петропавловская крепость, д. 3) состоялось интересное собрание. После того, как пушка со стены Нарышкина бастиона Петропавловской крепости возвестила полдень 1-го октября 2015 года, у Императорских и Великокняжеских гробниц собрались уважаемые люди:

Булавский Сергей Валентинович - Управление Министерства культуры Российской Федерации по Северо-Западному федеральному округу;

Воронко Александр Николаевич - заместитель председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга;

Колякин Александр Николаевич - директор Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный музей истории Санкт-Петербурга»;

Королева Ольга Сергеевна - заместитель директора Департамента культуры Правительства Российской Федерации;

Макаров Сергей Владимирович - председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры;

Павел (Щербачев) - иеромонах, заместитель ответственного секретаря Патриаршего совета по культуре;

Скороспелов Петр Петрович - директор Департамента культуры Правительства Российской Федерации;

Соловьев Владимир Николаевич - старший следователь-криминалист Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации

Ходаков Павел Борисович - старший инженер Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный музей истории Санкт-Петербурга»;

Чаплин Всеволод - протоирей, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата.

Согласно официальной повестке совещание, которое провел вице-губернатор Санкт-Петербурга В.В. Кириллов, было посвящено ходу «подготовки проведения захоронения царской семьи на территории СПб ГБУК «Государственный музей истории Санкт-Петербурга», т.е. прикидывали, как лучше «подзахоронить» новые лже-мощи к уже имеющимся «екатеринбургским останкам». Однако, как сообщили наши источники, разговор быстро повернул не в ту сторону. Стали обсуждать не столько детали пышной церемонии нового подлога, сколько неожиданно для многих присутствующих «методику и стоимость работ по вскрытию захоронений членов царской семьи, находящихся в Петропавловском соборе Петропавловской крепости». И речь зашла о гробнице Императора Александра Третьего.

У криминалиста В.Н. Соловьева уже имелся опыт разрушения гробницы Великого Князя Георгия Александровича и осквернения его останков в 1994 году. Откровенное кощунство было «легендировано» необходимостью проведения генетических экспертиз. Правящий тогда Санкт-Петербургский архиерей владыка Иоанн (Снычев) категорически отказывался участвовать в непотребстве. Но что он мог поделать против нахрапа государственного следователя? И что же в результате? Вот признание самого следователя В.Н. Соловьева: «Вдобавок я должен сказать, что останки Георгия Александровича сохранились плохо. В своё время склеп был залит водой, и мы выбирали то, что лучше всего подходит для экспертизы, где сохранилась костная масса, и именно её исследовали»7. Зачем тогда огород городили? Чтобы сегодня легче было на основе приобретенного опыта вскрывать новую гробницу?

Согласно подготовленной для участников совещания справке, быстро распотрошить императорскую гробницу не удастся. Подготовка займет 5 дней. На демонтаж мраморного надгробья понадобится 20 дней. Вскрытие склепа потребует еще 15 дней. Таким образом, «для производства всех работ при условии наличия необходимых согласований и разрешений, а также при отсутствии выявленных при производстве работ осложнений необходимый срок выполнения составляет не менее 40 дней.

Сметная стоимость вышеперечисленных видов работ, а также работ по восстановлению захоронения в ценах 1994 года составляет 13 000000 (тринадцать миллионов) руб. В перерасчете на цены 2015 года стоимость работ будет составлять 18 000000 (восемнадцать миллионов) рублей.

Вскрытые в 1994 году захоронения имели достаточное пространство по месту положения в соборе. Работы по демонтажу мраморного надгробья и вскрытие захоронений других членов императорской семьи, слишком многочисленных для ограниченного пространства собора, влекут за собой существенное увеличение времени и стоимости производства работ».

Неплохо устроились господа гробокопатели на денежках налогоплательщиков. Ясно стало: если вскрывать гробницу Императора-Миротворца, то к намеченному ранее сроку перезахоронения не успеть. Кроме того, по мнению специалистов, вскрытие гробницы Императора Александра Третьего и эксгумация его останков во-первых, не даст никаких новых данных; во-вторых, технически трудно осуществимо; в-третьих, приведет к разрушению гробницы как малой архитектурной формы, находящейся как памятник под государственной охраной; и, наконец, в-четвертых, просто безумно дорого для страны, хотя и прибыльно для музейщиков и гробокопателей. В результате осквернение гробницы Императора Александра Третьего по распоряжению государственного чиновника – следователя СКР РФ будет воспринято в церковном народе как кощунство. Этого ли ты восхотел еси, следователь Соловьев?

Против вскрытия гробницы Императора Александра Третьего, деда своего мужа Тихона Николаевича, резко выступает Ольга Николаевна Куликовская-Романова:

«Когда узнала новость, что планируют вскрыть гробницу Деда моего супруга Тихона Николаевича, то в первую минуту была ошарашена. Считаю, при вскрытии гробницы Императора Александра Третьего произойдет тоже самое, когда вскрывали усыпальницу Великого Князя Георгия Александровича. Долго мучились, чтобы демонтировать гробницу, наконец, вскрыли, многое попортили. В результате оказалось, что останки были некогда затоплены грунтовыми водами, что существенно сказалось на их состоянии и пригодности для анализов. То же самое произошло и с находящимися рядом останками Императора Александра Третьего. С большой долей вероятности можно утверждать, что они долгое время находились в воде. Вскрыв историческое захоронение, которое неповторимо, его нельзя уже будет восстановить в прежнем виде, как это и случилось с гробницей Великого Князя Георгия Александровича – пришлось делать новых орлов, мраморные детали. Зачем это всё?

Если идет речь о ДНК-анализе, чтобы сравнить нынешние останки предполагаемых Цесаревича Алексея и Великой Княжны Марии и т.н. «екатеринбургские останки», объявленные гробокопателями мощами членов Царской Семьи, не надо вскрывать гробницу. Есть пот Государя, окровавленный платок в Японии, есть кровь Государя Николая Второго, зачем тревожить останки его родителя? Для анализа я предлагаю кровь моего супруга Тихона Николаевича, внука Императора Александра Третьего и родного племянника святого Царя Николая Второго. Тихон Николаевич - самый близкий родственник к Государю Николаю Александровичу, чей биологический материал доступен для ДНК-анализа. Есть и другие вещи. Для чего тратить силы? Это есть надругательство и святотатство с православной точки зрения.

Уверена, что Тихон Николаевич был бы категорически против такого варварского обращения с прахом своего Державного Деда. Никогда ранее вопрос о вскрытии гробницы Александра Третьего не поднимался. Святотатство трогать покойника. В том месте, где его упокоил Господь, он и должен лежать, если не возникнет каких-либо непредвиденных обстоятельств, например, перенос или закрытие кладбищ, разрушение усыпальниц, закрытие церквей и монастырей, возле которых нашли последний приют православные люди.

Сколько будет стоить эта операция государству!? Миллионы! Пускай лучше больше денег потратят на беженцев или пошлют еще один гуманитарный конвой в Донецк и Луганск. Не советую вскрывать гробницу Императора Александра Третьего, это неблагоразумно и это – святотатство!»

Прекрасно понимая, какова будет реакция О.Н. Куликовской-Романовой и православной общественности на эксгумацию останков Императора Александра Третьего и зная ее позицию в целом по т.н. «екатеринбургским останкам», следователь В.Н. Соловьев решил максимально замаскировать «операцию», но сделал это, как всегда, грубо и бездарно. Сначала прошло «таинственное» собрание 1-го октября в Петропавловской крепости, которое словно шило не удалось утаить в мешке: церковный народ узнал, что готовится очередное кощунство. Потом, понимая это, старший следователь-криминалист Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации полковник юстиции Соловьев В.Н., рассмотрев материалы уголовного дела № 18/123666-93, принимает постановление от 19 октября 2015 года об эксгумации, в котором говорится, что в связи с необходимостью идентификации останков, «предположительно принадлежащих детям императора Николая II цесаревичу Алексею Николаевичу и великой княжне Марии Николаевне, для проведения ряда экспертных исследований возникла необходимость в проведении эксгумации останков российского императора Александра III (Романова Александра Николаевича)» (сохранены стилистика, орфография и пунктуация оригинала).

В результативной части следователь В.Н. Соловьев для себя и директора Государственного музея истории Санкт-Петербурга А.Н. Колякина постановил:

1. «Произвести извлечение трупа (эксгумацию) Российского императора Александра III (Александра Александровича Романова) захороненного в склепе Петропавловского собора Петропавловской крепости г. Санкт-Петербурга.

2. Близких родственников покойных не имеется.

3. О принятом решении уведомить администрацию».

Интересно, бабушки и дедушки следователя В.Н. Соловьева ему близкие родственники или дальние? Для того, чтобы не писать откровенную ложь в официальных бумагах об отсутствии близких родственников Императора Александра Третьего полковнику юстиции даже не надо ехать в Торонто (Канада) на встречу с Ольгой Тихоновной Кодейро, дочерью Т.Н. Куликовского-Романова и правнучкой Императора Александра III. О ней можно узнать в интернете. Но даже глаза не надо портить за монитором компьютера. Ведь следователь В.Н. Соловьев давно знает самую ближайшую родственницу Императора Александра Третьего из ныне живущих – Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову, супругу Тихона Николаевича, предложившую кровь мужа для новых экспертиз. На худой конец следователь мог бы обратиться к Полу Куликовскому-Ларсену, праправнуку Императора Александра Третьего. Зачем работать так грубо и топорно, утверждая, что родственников этого Государя нет в природе? Ладно, себя выставляет на посмешище перед всем миром, но зачем так глупо подставлять Следственный комитет и правительственную Межведомственную группу?

Может, свет прольет подписанное в тот же день, 19-го октября 2015 г., что и Постановление об эксгумации, сопроводительное письмо за Исх. № 214/1–28591-15 руководителя Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации генерал-лейтенанта юстиции А.А. Иванова на имя директора Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный музей истории Санкт-Петербурга» А.Н. Колякина. В мотивировочной части письма впервые в официальных документах предпринята попытка связать имя Святейшего Патриарха Кирилла с конкретными действиями следователя В.Н. Соловьева. В частности, генерал А.А. Иванов пишет директору музея А.Н. Колякину:

«В связи с обращением Святейшего Патриарха всея Руси Кирилла к Председателю Правительства Российской Федерации Д.А. Медведеву о необходимости проведения дополнительных идентификационных исследований по останкам российского императора Николая II (Николая Александровича Романова), в Екатерининском приделе Петропавловского собора Санкт-Петербурга, Следственный комитет Российской Федерации планирует совместно с представителями Русской Православной Церкви проведение эксгумации захоронения российского императора Александра III (Александра Александровича Романова), похороненного в 1894 году в Петропавловском соборе.

Прошу Вас оказать практическую помощь в данном следственном действии. Эксгумацию будет проводить старший следователь-криминалист Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации полковник юстиции В.Н. Соловьев. О сроках проведения эксгумации и участниках указанного следственного действия Вам будет сообщено дополнительно».

Прямо чудеса какие-то в «юридическом решете». Ясно же, что из Обращения Св. Патриарха Кирилла к Председателю правительства о дополнительных исследованиях т.н. «екатеринбургских останков» вовсе не вытекает жесткая логическая связь о необходимости вскрывать гробницу Императора Александра Третьего и эксгумировать его останки на потребу следователя В.Н. Соловьева. Но из происходящих событий можно сделать вывод, что следователь В.Н. Соловьев стремится изо всех сил прикрыть свои кощунственные «следственные действия» авторитетом Святейшего Патриарха Кирилла и Русской Православной Церкви.

Вообще, за долгие годы, что тянется следствие с тремя шестерками, сложилось устойчивое впечатление, что самостоятельно думать и работать следователь В.Н. Соловьев не умеет. Покритикует ход проводимого им расследования какой-нибудь высококвалифицированный специалист, например, доктор юридических наук А.И Бастрыкин, наш криминалист спешит что-то подправить, подмазать, обойти очередную загвоздку. Так постепенно росло его мастерство лжи и подтасовок.

Вершина манипулятивного мастерства следователя В.Н. Соловьева, достигнутая им за четверть века, – это упомянутое выше Заключение о возможности захоронения останков цесаревича Алексея Николаевича (Романова) и великой княжны Марии Николаевны (Романовой) в Петропавловском соборе г. Санкт-Петербурга» от 7-го сентября 2015 года, представленное в правительственную Межведомственную группу наряду с другими экспертизами. Заключение может произвести неизгладимое впечатление только на профанов и чиновников. Тот же, кто знает существо дела, сразу увидит следы нестыковок, жонглирования фактами, смешения правды и лжи. Даже когда в Записке называются иные версии, отличные от основной, противоречия разрешаются легко и свободно: их «забывают» на последующих страницах.

К группе экспертов-историков, например, причислены и академик В.В. Алексеев, и д.и.н. Ю.А. Буранов и к.и.н. В.М. Хрусталев. Только в соловьевском Заключении нигде не сообщается, что они пришли к совершенно иным выводам, чем несколько остальных членов группы академика И.Д. Ковальченко, вкупе с авторитетным драматургом Э. Радзинским. Свои исследования о фальсификации т.н. «Записки Юровского – Покровского», с которой и началась постыдная эпопея Поросенкова Лога, Ю.А. Буранов и В.М. Хрусталев опубликовали в сборнике «Тайны Коптяковской дороги», увидевшим свет еще в 1998 году. Когда полковник юстиции В.Н. Соловьев будет отстранен от ведения уголовного дела № 18/123666-93, новый руководитель расследования сможет включить эти материалы в уголовное дело в качестве экспертных заключений. И тогда разрушится дом лжи, возведенный гробокопателями на песке Поросенкова Лога.

(Окончание следует)

 

Примечания

1. И. Кобзев. «Выстрел».

2. http: //www. compromat. ru/page_19098.htm; ach.gov.ru, № 6(30)/2000.

3. http: //government. ru/ docs/ all/ 102602/.

4. сайт партии «Яблоко» http://www.yabloko.ru/publications/2009/05/08_1

5. См. серию книг историка А.Исаева.

6. См.: http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

7. http:// ruskline. ru/ analitika/2008/03/08/ostanki_ili_svyatye_mowi/.

 

 
 
 
 
   
107045, г. Москва, Б. Сухаревская пл., дом 16/18, стр. 2, офис 9. Тел. (495) 979-81-04. E-mail: info@rodregion.ru
Главный редактор: Андрей Юрьевич Хвалин