English  
    Благотворительный Фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны      
Портрет Великой Княгини Ольги Александровны - дочери Императора Александра III
Девиз Великой Княгини Ольги Александровны  "Быть, а не казаться!"
Куликовский-Романов
Тихон Николаевич
Куликовская-Романова
Ольга Николаевна

 

Тихон Николаевич Куликовский-Романов   

(25.08. 1917 г., Ай-Тодор, Крым – 08.04.1993 г. Торонто, Канада)

Мать: Великая Княгиня Ольга Александровна   (1/14.06. 1882 г., Петергоф – 24.11. 1960 г., Торонто, Канада, похоронена на кладбище Норт-Йорк близ Торонто), младший, «багрянородный» ребенок в семье Императора-Миротворца Александра III.


Отец: Николай Александрович Куликовский   (23.10/4.11. 1881 г., слобода Евстратовка Острогожского уезда Воронежской губ. – 11.08. 1959 г., Куксвиль, под Торонто, похоронен рядом с супругой), из потомственных дворян Воронежской губ., полковник, участник Первой мировой войны в составе 12-го гусарского Ахтырского полка, чьим шефом была Великая Княгиня Ольга Александровна.


Рождение Тихона Николаевича, названного в честь святителя Тихона Задонского, принесло неподдельную радость не только родителям, но и многочисленным близким родственникам, разбросанным начавшимися революционными бунтами по разным углам мятущейся России. Большим утешением для Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны, находившейся под революционной  «опекой» в Крыму, было общение с внуками, особенно с маленьким Тихоном. Как свидетельствовал лейб-казак Т. Ящик, продолжавший верой и правдой служить опальным членам Династии Романовых, Императрица Мария Федоровна «изредка получала от сына короткие письма или почтовые открытки. Императрица была им очень рада, хотя, естественно, они не могли много рассказать о том, что в действительности происходило в Тобольске, где находилась Императорская Семья». В ноябре 1917 года она написала сыну в Тобольск письмо, где помимо прочего, говорилось:  «Мой новый внук Тихон нам всем приносит огромное счастье…»  

11 апреля 1919 г. Императрица покинула Россию и до смерти 30 сен./13 окт. 1928 г. жила в Дании. В связи с тем, что на территории России к 1919 г. в живых никого из Царской Семьи не осталось, возникла идея провозглашения Императрицей Великой Княгини Ольги Александровны, которая тогда проживала на Кубани в станице Новоминской, но она отказалась. В 1920 г. маленьким мальчиком Тихон Николаевич вместе с матерью, отцом и братом навсегда покинул Россию, чтобы вернуться в нее уже только в благодарной памяти потомков.


Получивший воспитание при Датском королевском дворе, Тихон Николаевич обучался в русских гимназиях Берлина и Парижа, закончил военное училище и дослужился в Датской Королевской гвардии до чина капитана. Во время оккупации Дании немецко-фашистскими войсками был арестован и сидел в тюрьме. За годы Второй мировой войны дом матери Тихона Николаевича – Великой Княгини Ольги Александровны стал центром датской русской колонии, где могли найти приют и помощь все русские люди вне зависимости от политических убеждений и гражданства. После войны это вызвало негативную реакцию со стороны СССР. Опасаясь за жизнь близких, Великая Княгиня Ольга Александровна вместе с семьей в 1948 году выехала в Канаду, где Тихон Николаевич в течение многих лет работал в департаменте шоссейных дорог провинции Онтарио. 

Тихон Николаевич занимал высокое положение в монархическом движении русского зарубежья, являясь арбитром Высшего монархического совета (председатель совета – Д.К. Веймарн). Он первым из Династии Романовых на рубеже 80-90-х годов двадцатого века откликнулся на обращение православно-монархической общественности России. Широко было распространено в стране одно из первых посланий Тихона Николаевича в Россию:


«Дорогие соотечественники!
Я, последний из живых родной племянник царя-мученика Николая II и внук Императора Александра III – миротворца, обращаюсь из-за границы к русскому народу, ко всем верующим в Бога и к гражданам города Свердловска. Дело такое: во-первых, принимая во внимание положительные сдвиги, происходящие ныне в стране, мне кажется, что для исторического города Екатеринбурга продолжать носить кличку жестокого, безбожного, антирусского садиста-убийцы Свердлова должно быть просто неприемлемо и старое название Екатеринбург должно быть возвращено в кратчайший срок. Затем напомню – и это очень важно! – что место, на котором пролита кровь помазанника Божьего – СВЯТО. На нем невозможно возводить ничего другого, как только величественный храм-памятник. Дорогие русские люди, задумайтесь над этим. 

Кроме того, у меня имеется икона Божией Матери «Троеручица», перед которой молились царские мученики в доме Ипатьева, в заточении. Икона эта с поврежденным киотом была выброшена преступниками после их гнусного «дела»… При приходе «белых» ее подобрал один гвардейский офицер, знавший лично моих родителей – великую княгиню Ольгу Александровну и моего отца ротмистра Николая Александровича Куликовского. И икона эта была доставлена в 20-х годах в Данию моей бабушке – императрице Марии Федоровне. Дайте этой свидетельнице страданий новомучеников вернуться в Россию на ее единственно достойное место – в храм-памятник, долженствующий быть воздвигнутым как покаянная лепта за великий грех, допущенный в нашей истории, грех, за который и поныне страдает наша родина и мы все с ней, где бы на земле ни находились» .


Призыв Тихона Николаевича был услышан: город вернул свое прежнее имя, на месте дома Ипатьева и у Ганиной ямы воздвигнуты православные храмы, где обрела свое место и семейная царская святыня – икона Божией Матери Троеручица. Несмотря на то, что Тихон Николаевич так и не успел воочию увидеть происходящие в России перемены, его имя стало широко известно в стране. Он был попечителем московского Братства Царя-Мученика Николая, новочеркасского Императора Александра III Донского кадетского корпуса, почетным председателем фонда во имя Великой Княгини Ольги Александровны. С его мнением относительно канонизации Царственных Мучеников и по вопросу так называемых «екатеринбургских останков» считалось Священноначалие Русской Православной Церкви. Волю и наставления Тихона Николаевича неукоснительно исполняла во время своих визитов его супруга Ольга Николаевна.


Своеобразным завещанием Тихона Николаевича русским людям в Отечестве стало написанное за несколько недель до смерти обращение к участникам конференции «Государственная легитимность», которая проводилась в Москве 9-11 марта 1993 года:


«Уважаемые господа! Благородные намерения, заявленные Организаторами Вашей Конференции, предполагаемый состав ее участников и благословение Высокопреосвященнейшего Митрополита Иоанна, Санкт-Петербургского и Ладожского, позволяет надеяться на то, что эта конференция сможет стать первым шагом всестороннего, непредвзятого и благоговейного окончательного разследования Екатеринбургского Злодеяния. Нет сомнения, что без именно такого «разследования-до-конца» невозможно возстановить историческую преемственность Русской жизни. К сожалению, нынешние власти России – работники прокуратуры и следственных органов – оказались глухи к призывам общественности…


Полное и компетентное изследование так и не начато, зато, к сожалению, уже несколько лет подряд группа частных лиц, с частично меняющимся составом и никем официально не уполномоченная, пытается выдать за Останки Царственных Мучеников безвестные кости, обнаруженные в одном из Уральсктх захоронений. Теперь эти останки покойников таскаются в мешочках и коробочках на изследования иностранным, так называемым, экспертам.
Безобразное положение становится просто нестерпимым.
Господа! Я надеюсь, что с Божией Помощью, общими усилиями именно Вы сможете, наконец, приблизиться к истине, сдвинув с мертвой точки дело доразследования убийства Царской Семьи. Желаю Вам всяческих успехов!
МЫ РУССКИЕ, С НАМИ БОГ!»


В 1993 году Тихон Николаевич впервые собирался посетить Россию, после того как ребенком был вывезен в феврале двадцатого года из Новороссийска. Однако Господь судил иначе: внезапная кончина от сердечного приступа не позволила осуществить давно чаемое намерение. Прошедшее при почетном карауле бывших русских кадет и датских гвардейцев в переполненном торонтском храме Святой Троицы отпевание, совершенное Владыкой Илларионом Манхэттенским, и похороны завершили земной путь Тихона Николаевича и выявили полный масштаб этой незаурядной личности. Соболезнования прислали Ее Величество Королева Английская Елизавета II и Его Высочество принц Филипп, Ее Величество Королева Дании Маргарета, князь Николай Романов с супругой (Рим), князь Никита Романов с супругой (Нью-Йорк), Его Высокопреосвященство архиепископ Антоний Сан-Францисский, насельники монастыря Новый Валаам (Финляндия), Ассоциация датской Королевской гвардии (Торонто), Московское дворянское собрание, община храма Христа Спасителя, Братство во имя Царя-Великомученика (Москва) и многие, многие другие организации, союзы, братства, общины и частные лица. Из потока сообщений, шедших со всех концов света, вырисовывался образ Тихона Николаевича – истинно русского, исполненного душевного благородства, но на редкость скромного человека. Для многих знавших его лично или только по переписке и по ярким печатным обращениям Тихон Николаевич стал символом веры, порядочности и любви к Отчизне. Для многих он был лучом надежды на возрождение России.

 

Ольга Николаевна Куликовская-Романова   (урожденная Пупынина)

20.09.1926, Валево, Югославия) – супруга Тихона Николаевича Куликовского-Романова


Отец: Николай Николаевич Пупынин – потомственный дворянин Тамбовской губернии, боевой казачий офицер Императорской и Белой армий, участник знаменитого Ледяного похода.

Мать: Нина Конрадовна Коперницкая – художник, скульптор, образование получила в Варшаве и Мюнхене. С 1920 г. семья находилась в эмиграции: сначала в Югославии, после Второй мировой войны – в Венесуэле.


Закончила Мариинский Донской институт благородных девиц (филиал Смольного), эвакуированный из Новочеркасска во время Гражданской войны в г. Белая Церковь, Югославия. В годы Второй мировой войны была интернирована в Германию (Штутгарт), где работала на фабрике и пережила варварские бомбардировки мирного населения английской и американской авиацией. Впоследствии переехала в Южную Америку, получила медицинское, коммерческое, архитектурное образование, владеет семью языками. Перебравшись в Канаду, работала переводчиком в государственных учреждениях.


В 1991 году вместе со своим супругом Тихоном Николаевичем организовала благотворительный Фонд «Программа помощи России» имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, своей свекрови. С этого момента Ольга Николаевна постоянно бывает в России, чтобы лично участвовать в оказании помощи конкретным больницам, приютам, организациям, отдельным людям. После смерти мужа в 1993 году возглавила деятельность Фонда, который за десять лет своего существования направил в Россию медицинского оборудования и предметов первой необходимости на сумму в несколько миллионов долларов. В 1998-1999 гг. Фонд провел две крупные гуманитарные акции уже непосредственно в России по оказанию помощи монашествующим и мирянам на островах Валаам и Соловки. Многолетние труды сотрудников Фонда и его председателя на ниве благотворительности и милосердия отмечены Патриаршей грамотой Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Начиная с 1995 г. Фонд взял на себя дополнительную миссию по проведению культурно-просветительской и архивной программы. В ее рамках 29 ноября 2001 г. в резиденции российского посла в Вашингтоне открылась выставка художественных работ Великой Княгини Ольги Александровны, приуроченная к 10-летию Фонда и 120-летию со дня рождения. Затем выставка экспонировалась в Москве   (2002 г.), Екатеринбурге  (2004 г.), Санкт-Петербурге и Москве в залах Российской Академии Художеств (июль-август 2005 г.), Балашихе (Московская обл., декабрь 2005 – январь 2006 г.) и везде получила только восторженные отзывы благодарных посетителей.


Четкую и однозначную позицию занимала Ольга Николаевна в вопросах о прославлении Царственных Мучеников в России и о так называемых «екатеринбургских останках», которые государственная комиссия идентифицировала как принадлежащие семье последнего русского Императора Николая II, после чего останки безвестных мучеников торжественно были перезахоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Санкт-Петербурге под видом царских. На основании многочисленных независимых научных и богословских изысканий, в том числе и проведенных по ее личной просьбе, Ольга Николаевна категорически отвергла выводы государственной комиссии. Она ни разу, после появления там «екатеринбургских останков», не посетила Екатерининский придел, хотя регулярно бывает в Петропавловском соборе во время визитов в Санкт-Петербург, чтобы почтить память Августейшего Деда своего супруга – Императора-Миротворца Александра III.


Свое мнение Ольга Николаевна неоднократно высказывала Святейшему Патриарху Алексию и Священноначалию Русской Православной Церкви, которая, не признавая подлинность «екатеринбургских останков», причислила Государя Николая II, Государыню Александру, Цесаревича Алексия, Великих Княжон Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию к лику святых на Архиерейском соборе в августе 2000 года.


Ольга Николаевна – почетный академик Российской Академии Художеств (2005), автор множества публикаций в зарубежной и российской прессе, а также нескольких книг, вышедших в России, — «Чудо на Русской Голгофе» (Владивосток, 1994), «Неравный поединок» ., 1995), «Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна (1882-1960). Жизненный путь»  ., 1997), «Под благодатным покровом»  ., 2000), «Царского рода» ., 2004; 2-е изд.: СПб., 2004), «Живая душа. Встречи с Владыкой Иоанном  (Снычевым) (Спб., 2005). Член Союза писателей России. За те годы, что Ольга Николаевна регулярно посещает Россию, ее успели узнать и полюбить в сотнях уголках нашей родины тысячи и тысячи русских людей, начиная со Святейшего Патриарха и кончая простым богомольцем.

E-mail: fund.olga1882@gmail.com
Copyright © Благотворительный Фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны. Работает на HostCMS